0

Студия Лебедева: как впарить говнецо за «соточку»

Автор: Александр Сальников, опубликовано 05.05.2017 в рубрике Фекальный маркетинг

Недели две назад Тема Лебедев (да-да, тот самый) предложил новый дизайнерский продукт — экспресс-дизайн. Суть продукта (точнее, услуги его студии) заключается в следующем: молодой бизнес подает заявку с описанием продукта или услуги, дизайнеры за пару дней лепят фирменный стиль и логотип и получают за это 100 тысяч рублей. Отказываться от предложенного дизайна нельзя, корректировать процесс — тоже.

Для ускорения и упрощения процедуры заказа на сайте студии даже специальную формочку завели — четыре поля, из которых два — служебные. Для новой услуги даже новый слоган придумали — «Быстро. Дешево. Пиздато.» («нормальный» слоган студии, напомю, выглядит так: «Долго. Дорого. Охуенно.»).

Студия Лебедева. Услуга «экспресс-дизайн». Форма заказа на сайте.

Через пару дней Тема отчитался в своем блоге. Поступило 314 заявок. 82 из них — это спам. Увы, реальность такова, что любая форма, опубликованная на сайте в публичном доступе, тут же подвергается спаму, и никакие капчи от этого не спасают. С точки зрения ресурсов сервера проще принять любой сабмит, а потом в бэкграунде его обработать — именно поэтому у меня на сайте никаких капч нет и не будет.

А вот остальные 259 заявок меня напрягли. Ну неужели в России есть 259 руководителей, которые не понимают, что экспресс-дизайн — это изначально говноуслуга? Логотип и фирменный стиль должен вписываться в маркетинговую стратегию, согласовываться с идеологией брэнда и представлениями целевой аудитории, а также быть пригодным для использования на рекламных носителях, выбранных для продвижения брэнда. Каким бы крутым ни был дизайнер, без дополнительной информации о маркетинге продукта он изначально будет делать кусок говна.

Тему Лебедева как бизнесмена я понимаю: у него есть бизнес, который находится далеко не в лучшем состоянии — продажи падают из-за сокращения числа заказчиков и затяжного макроэкономического кризиса, вокруг студии и лично ее основателя потихоньку разгораются скандалы, связанные с распилами бюджетных денег, да и сам основатель позорно слил дебаты Навальному на «Дожде». Занять персонал работой и заработать немного денег — это прекрасное решение в кризис, спору нет.

Но вот кто-нибудь может мне объяснить, чем руководствовались те 259 заказчиков, согласившись на условия экспресс-дизайна? Неужели у них вообще нет никаких маркетинговых стратегий? Нет никаких собственных представлений о бизнесе? Или они до сих пор используют бизнес-парадигму «девяностые-стайл»?..

Кстати, с точки зрения дизайн-студии идея может оказаться хорошей свиньей, подложенной под фундамент всех бизнес-процессов. До появления новой услуги дизайнеры выполняли штучную работу, которая требовала высокой квалификации — потому и «дорого», и «долго», но результат того стоил. Теперь же дизайнеров де-факто ставят на конвейерную сборку, где не надо думать, а надо что-то быстро нарисовать. Смогут ли они потом вернуться к индивидуальному «медленному» дизайну, не растратят ли свой креатив?

Давным-давно, в Ленинграде был завод. Назывался он «ЛОМО» — «Ленинградское оптико-механического объединение». Почти всю свою советскую жизнь завод выпускал штучные издения для научных исследований и «оборонки». На заводе было довольно много высококвалифицированных рабочих, которые руками неспешно собирали всякие прицелы и телескопы. Планы в штуках спускались мизерными, но качество сборки и настройки требовали космическое.

И вот, в разгар Перестройки сверху спустили новый план: в «оборонке» объявлена конверсия, всем нужно перейти на выпуск массовой гражданской продукции. Проще говоря, от завода потребовали: нужно быстро спроектировать фотоаппарат розничной ценой в 10 рублей и начать его выпуск миллионными тиражами («нормальные» фотики стоили тогда минимум в десять раз дороже). Очевидно, что миллионные тиражи дешевого продукта — это однозначно конвейерное производство, которого в «ЛОМО» отродясь не было.

Фотоаппарат в итоге создали. Результат фотографирования был настолько ужасен, что в мире появился новый термин — «ломография». Между ломографами даже стали проводиться соревнования по трэшу: кто выдаст самый плохой снимок в идеальных студийных условиях. Как вы понимаете, раз ломография появилась на свет, значит, фотоаппарат стал относительно массовым. Да, на заводе поменяли оборудование в цехах и построили конвейер. Рабочих оставили старыми, и тут случился эпичнейший фэйл: человек, который всю свою жизнь собирал штучную технику руками, причем «от и до», не может априори работать на конвейере с одной закрепленной за его рабочим местом технологической операцией. Работяги стали массово пить, а качество фотоаппаратов «ЛОМО», которое и по документации было ниже плинтуса, упало до совсем отрицательных величин: ни одного хотя бы частично работающего фотоаппарата с завода не выходило, «обработка напильников до полной кондиции» после покупки была чуть ли не в инструкции описана.

Второй, более эпичный фэйл случился через год. На завод прислали заказ на нечто суперсекретное и штучное — то ли для астрономов, то ли советского проекта звездных войн. Оказалось, что за год конвейерной работяги напрочь потеряли все навыки работы с индивидуальными нестандартными проектами. Новый пепелац так сделать и не смогли, а еще через годик завод накрылся медным тазом вместе с тысячами других, но это уже была совершенно другая история…

Не забывайте лайкать:

Добавить комментарий

Copyright © 2013 – 2018 Александр Сальников Все права защищены.
Сайт использует тему «Деск Месс Мирроред» из «Бай Нау Шоп». | Соглашение об использовании сайта.