0

Мои воспоминания о путче 1991 года. Часть 1. Дядя Боря.

Автор: Александр Сальников, опубликовано 19.08.2016 в рубрике История
Часть 1. Дядя Боря.

В этом году отмечается двадцатипятилетие со дня начала путча 1991 года. Впрочем, «отмечается» — громко сказано. Официальных мероприятий, насколько я знаю, никаких не будет (а во время путча вообще-то люди погибли), патриоты же будут верещать на каждом углу о том, «какую страну мы тогда просрали», и только вменяемые люди просто расскажут, чем им запомнились те дни и что они сделали для освобождения страны от коммунистического ига. Вспоминю и я, хотя ничего геройского я не сделал в силу своего возраста.

В тот август я с родителями и моим двоюродным братом жил на дядиной даче. Занятия были вполне типичными — отдых, рыбалка, присмотр за тем самым двоюродным братом, который закончил первый класс. Жизнь шла своим чередом: павловские экономические реформы эффекта не возымели, жрать было практически нечего, Советский Союз разваливался на глазах. Прибалтийские республики уже объявили о своей независимости, союзное правительство независимость не признало и ввело войска, дело, правда, закончилось отдельными стычками, хотя и с гибелью людей. На Кавказе уже который год шла открыая война в Нагорном Карабахе — с полномасштабными боевыми действиями, массовыми потерями и потоком беженцев. Словом, все ждали конца, но никто не понимал каким именно будет этот конец.

* * *

В одном из соседних домов жил Борис… Увы, отчества не помню, а фамилию его писать не буду. Все — от мала до велика — называли его просто Дядя Боря (мне он никаким родственником, разумеется, не приходился). Целыми днями Дядя Боря ловил рыбу с дебаркадера. Для ловли у него был шикарный набор: спиннинг, сети, блесны… Шикарный, естественно, по советским меркам. Правда, толку от ловли не было никакого: каждый час к дебаркадеру подходила «Ракета» и ревом своего тысячесильного выскообортного дизеля распугивала всю рыбу. Максимум, что ему удавалось поймать, — несколько ершей или карасей для местных кошек. Впрочем, Дядя Боря не унывал и продолжал сидеть на дебаркадере круглыми сутками.

Радиоприемник «Альпинист». СССР, 1960-ые годы.

Радиоприемник «Альпинист». СССР, 1960-ые годы.
Слушать «голоса» на нем было невозможно из-за отсутствия КВ-диапазона.

Еще одной особенностью Дяди Бори был «транзистор» — небольшой переносной радиоприемник на батарейках. Дядя Боря носил его на каждую рыбалку, а, поскольку рыбачил он круглые сутки, получалось, что «транзистор» был всегда при нем. Меня всегда мучал один вопрос, который я так никогда Дяде Боре и не задал: где он брал батарейки для своего «транзистора»? Батарейки в СССР всегда были жутким дефицитом, под закат совка они исчезли вообще. Совсем. Навсегда. Поговаривали, что их производство в Советском Союзе прекращено, и есть договор с Индией о закупках, но индусы от контракта отказались, потому что в СССР валюта кончилась. Какая-то доля правды в этом есть, потому что часть батареек действительно были индийскими — отличить их можно было по красным корпусам. Ну и валюта в СССР к 1991 году кончилась. Все околотехнические журналы той поры обязательно выходили со статьей как продлить жизнь батарейкам или какой прибамбас нужно спаять, чтобы можно было запитать устройство от бытовой электросети, разумеется, с потерей мобильности.

Батарейка «Natex». Индия, 1980-ые.

Батарейка «Natex». Индия, 1980-ые.
Иногда поставлялись в СССР.

Пальчиковых аккумуляторов, столь распространенных в наше время, в СССР не было от слова «совсем» — если аккумулятор, значит, тяжеленная коробка на 12 вольт, стоящая под капотом автомобиля. Таскать лишний десяток килограммов Дяде Боре было уже не под силу — возраст не тот. Да и заряжать аккумуляторы Дяде было негде: он был единственным в округе, кто жил дома без электричества. Когда-то, в период электрификации, его дом был подключен к общей электросети. Потом выяснилось, что Дядя Боря то ли со счетчиком мухлюет, то ли банально за свет не платит. Всю строгость советского Уголовного кодекса к нему решили не применять, а просто отрезали провода. Так он и жил: свет — от керосиновой лампы, на кухне — то ли керосинка, то ли керогаз. Запах керосина распространялся на сотни метров от его жилища, и по изменению уровня запаха соседи знали, что собирался делать Дядя Боря в ближайшее время. Как он в таких условиях обеспечивал работу своего «транзистора», остается загадкой.

Продолжение: Яблочный Спас »»»

Не забывайте лайкать:

Добавить комментарий

Copyright © 2013 – 2018 Александр Сальников Все права защищены.
Сайт использует тему «Деск Месс Мирроред» из «Бай Нау Шоп». | Соглашение об использовании сайта.