0

Мои воспоминания о путче 1991 года. Часть 2. Яблочный Спас.

Автор: Александр Сальников, опубликовано 21.08.2016 в рубрике История
Часть 2. Яблочный Спас.

19 августа у православных — Яблочный Спас. В тех местах это был не просто церковный праздник, а престольный. Рано утром мы собрались идти в церковь. Путь предстоял неблизкий: два с лишним километра, тем более, что идти надо было с малолетним братом. Вышли мы, когда еще не было шести утра. Не успели закрыть калитку, как к нам подбежал Дядя Боря с криком: «Меченого скинули!»

М. С. Горбачев. Генсек КПСС, 1985 год. Официальная фотография.

М. С. Горбачев. Генсек КПСС, 1985 год.
Официальная фотография для агитпродукции. Недостатки внешности тщательно отретушированы.

Меченым, точнее, Мишкой Меченым в народе называли Михаила Сергеевича Горбачева. Называли его так за пигментное пятно на лысине, и частенько при этом вспоминали русскую народную поговорку про Бога и шельму. Горбачев был Президентом СССР — первым и последним; и юридически, и фактически он был главой государства. Просто так главу государства скнинуть не могли… Первое, на что мы все подумали — Дядя Боря употребил ночью на рыбалке чрезмерно много спиртосодержащей жидкости. Впрочем, этот вариант быстро отпал: огалтелого пьянства за ним не водилось, водка уже много лет была по талонам, да и характерного запаха не чувствовалось. Про наркотики в наших местах тогда практически ничего не знали, это было какое-то экзотическое слово из откровенно «капиталистического» лексикона. Словом, Дядя Боря был абсолютно трезв и в своем уме.

М. С. Горбачев. 1985 год.

М. С. Горбачев, он же — «Мишка Меченый». 1985 год.
В прямой трансляции «фотошопить» не получалось…

Оказалось, что он всю ночь слушал радио. Разумеется, советское — про «голоса» он знал, но их «болтовню» не понимал и поэтому не слушал. «Для профессоров» — любил говаривать он про дискуссионные передачи. Дальше Дядя Боря своими словами изложил произошедшее: Мишка Меченый не то при смерти, не то уже помер, его отстранили, все запретили. «Все запретили» резануло слух. Стало как-то не по себе. Понятно, что в таких условиях что-то будут запрещать. Но чтобы «все»?

По пути в церковь нам попалось множество народа. Некоторые уже знали о произошедшем, некоторые — еще нет. У кого-то на участке или в доме был включен радиоприемник. Включен он был тихо, для хозяев, но мелодия «Лебединого озера» разносилась по соседним улицам громче церковных колоколов. Обычно такую музыку утром включали в дни траура по очередному вождю. В памяти стали всплывать сцены государственных похорон, от чего мне стало немного жутковато — ведь эпоха «гонок на катафалках» закончилась шесть лет назад, и закончилась, как всем казалось, навсегда. В такие дни боялись не очередного высокопоставленного трупа: его просто закопают у Кремля — и все. В такие дни боялись будущего. Новая метла, как известно, метет по-новому, но как именно — никто не знает. Стабильность брежневского восемнадцатилетнего «застоя» сменилась мягкими андроповскими репрессиями. Андроповщина прекратилась внезапно, в разгаре. На смену ей пришел клоунский сталинизм Черненко, который, впрочем, изрядно потрепал нервы многим. Посреди этой клоунады внезапно, как чертик из табакерки, выскочил Горбачев, перевернувший всю советскую жизнь, для кого-то — к худшему, для большинства — к лучшему. Следующая эпоха, по всем признакам, должна была вернуть страну на круги своя — к настоящему сталинизму, военному коммунизму, продразверстке и тому подобным вещам, о которых только-только стало можно говорить на уроках истории. Словом, перспективы рисовались мрачнее некуда.

Продолжение: Ламповый приемник »»»

Не забывайте лайкать:

Добавить комментарий

Copyright © 2013 – 2018 Александр Сальников Все права защищены.
Сайт использует тему «Деск Месс Мирроред» из «Бай Нау Шоп». | Соглашение об использовании сайта.