0

Последний звонок

Автор: Александр Сальников, опубликовано 25.05.2016 в рубрике Личная жизнь

Поиграем в Капитана Очевидность. Раз вчера был рассказ про мой последний урок, то сегодня будет рассказ о том, как я провел последний звонок. Повода два: во-первых, мероприятия типа «Последний звонок» традиционно проводятся 25 мая; наравне с 1 сенятбря последний звонок можно считать это отличительной особенностью маркетинга территории в России. Ну, а во-вторых, мой последний звонок прозвенел ровно двадцать лет назад — в субботу, 25 мая в 10 утра.

Подготовка

Подготовка к последнему звонку началась далеко не в последний момент. Мероприятие, с точки зрения нашей директрисы Нади Ферулевой, было слишком важным и ответственным. Ведущие — в том числе и я — были отобраны и утверждены специальной комиссией (естественно, во главе с директрисой) месяца за два. На такое мероприятие нужена была целая «бригада» из «положительно зарекомендовавших себя учеников» — то есть обязательно «спортсмена» (тупого, как пробка, но спорт — это же надо!), «гламурную ТП» (хотя в те годы они назывались намного проще), сынка или дочку «большого папы» (куда же без них!) и «интеллектуала». Не «ботана-задрота» — такие имиджу школы вредят и должны сидеть в зале на задних рядах, наравне с двоечниками и откровенной гопотой. Нужен был именно «интеллектуал» — победитель олимпиад, умеющий говорить без «беканий» и «меканий», ну и все в том же духе. Таким «интеллектуалом» был я. Кстати, я подозреваю, что директриса утверждать меня не хотела — ведь я был у нее как кость в горле, но… Но почему-то утвердили — выбора не было.

Сюрпризом для меня стал сценарий. Его всучили нам практически безальтернативно — подразумевалось, что мы, ведущие, можем самостоятельно разделить текст для чтения между собой. Где Ферулева (или ее прихвостни) откопали такой бред сивой кобылы — диву даюсь до сих пор. Видимо, существовала какая-то инструкция Народного комиссариата просвещения года так 1937-го, регламентирующая порядок проведения торжественных частей последних звонков, и администрация, недолго думая, взяла типовой сценарий, прилагающийся к этой инструкции. Большего бреда придумать было сложно: типа «мы уходим, мы плачем», «как же школа будет без нас», «это были лучшие дни в нашей жизни», ну и так далее в притворно-плаксиво-блевотном ключе.

Сразу скажу, что своих фотографий с последнего звонка у меня нет. Кто-то из сидящих в зале фотографировал, но цифровая фототехника тогда еще только-только появлялась в лабораториях «Кэнона», «Никона» и «Кодака», поэтому процесс обмена фотками был, мягко говоря, нетривиальным. В общем, администрация школы и лично тов. Ферулева хотели видеть на последнем звонке что-то типа такого:

Типичная Россия. Последний звонок. Мечты директора.

Ну или такого (на надпись в углу ;-) внимания не обращайте):

Типичная Россия. Последний звонок. Официальная часть.

Собственно, мое первое предложение заключалось в том, что сценарий, предложенный директрисой Ферулевой, нужно было разделить на две равные части и отнести, соответственно, в мужской и женский туалеты. (Предложение, надо сказать, актуальное, потому как за десять лет, проведенных в школе, я ни разу не видел в кабинках туалетной бумаги.) Далее, по моему плану, сценарий последнего звонка сводился к одной моей фразе: «Всем спасибо, все свободны!», завершавшейся собственно последним звонком.

У фразы, кстати, была и альтернатива: «Well… We have been fucked over by you so let’s stop wasting time and let us go fuck ourselves», и появилась она неспроста: 25 мая в тот год выпадало на последнюю субботу весны, а последняя суббота весны — это день города Ярославля. Какой смысл сидеть в душном актовом зале, слушать всякую бредятину, в которую никто не верит, когда можно пойти на день города, набухаться и все такое? Об этом, думаю, мечтала как минимум половина выпуска и наверняка все родители поголовно.

Как вы уже догадались, мои предложения были отметены, причем жестко. Сценарий последнего звонка — это вещь святая, трогать ее нельзя. Только повторять из года в год.

Особой проблемой стала школьная форма. Советский Союз к тому времени уже закончился, и обязательность ношения школьной формы отменили. Ивановское ПШО («производственное швейное объединение», если кто не догадался), доселе штамповавшее ученические пиджаки с глобусом миллионами, — обанкротилось. Ну а Китай, где можно заказать хоть черта лысого любыми тиражами, все еще выпускал «китайские» пуховики. Администрация же форму требовала. Мужская половина класса вышла из ситуации очень просто: послала Ферулеву на … и пришла кто в чем: некоторые — в пиджаках (в том числе и в «клубных»), некоторые — в джинсах. Женской же половине повезло меньше: их таки «дожали» и заставили искать у мам и старших сестер аутентичное школьное платье с белым передником.

Последний звонок

Как бы то ни было, собрались мы утром 25 мая в актовом зале нашей школы 22 (не ищите ее на карте — теперь она называется «гимназия №1 города Ярославля»).

«… Среди мраморных колонн прогуливались нарядные трезвые работяги. Хотя карманы у многих заметно оттопыривались.»

(С. Довлатов, «Номенклатурные ботинки».)

Примерно то же самое творилось и в зале на нашем последнем звонке. Большинство родителей с виду были трезвыми, на самом деле — уже слегка датые, да и дома (на даче, в ларьках в центре города) их уже заждалась «огненная вода», испить которой они так жаждали. Все понимали, что само мероприятие — совершенно невыносимая формальность, которую нужно просто пережить.

Сценарий был отработал по полной программе — недели репетиций, больше похожих на армейскую муштру, — не прошли даром. Улыбки — натягивали, слезы — изображали, водку — ждали.

Уже под конец последнего звонка, когда «спортсмен»-амбал, в соответствии с методичкой, взял первоклассницу и потащил ее по залу, мне почему-то захотелось сказать: «Ну вот и отсидели „десяточку“. По полной. От „звонка“ до „звонка“.» Собственно, для этого я уже и микрофон поднес ко рту, и кнопку на нем нажал, и рот открыл… Эх, если бы я знал, что произойдет через двадцать шесть дней, — обязательно бы сказал. Но тогда у меня вырвалось отрепетированное «звучит последний звонок» ну и прочая мура из сценария.

Последний звонок. Продолжение.

Как я уже говорил, мой последний звонок совпал с днем города Ярославля. Минут через пять в школе уже никого не было. Родителей водка ждала дома, учеников — в ларьках. Лично я и тогда считал, и сейчас считаю, что день города надо проводить вне города, поэтому просто уехал в Кострому.

Одноклассники же мои пошли бухать. Произошло то, что и должно было произойти: вопреки желаниям администрации школы и Надежды Ферулевой лично, последний звонок превратился в день пьяных бантиков. Получилось что-то вроде этого:

Типичная Россия. Последний звонок.

Или этого:

Последний звонок. Говорят, снято где-то на Украине.

В крайнем случае, вот это:

Типичная Россия. Последний звонок.

В следующий понедельник у нас начались предэкзаменационные консультации. Первой стояла консультация по литературе — сочинение традиционно было первым выпускным экзаменом. Формально это была консультация, да. Фактически — обсуждения чудачеств, которые устроили мои (и не только) одноклассники. Многие вообще с удивлением узнавали, что именно и где именно успели натворить в тот день города, совмещенный с последним звонком, и, самое главное, не могли в это поверить — вот она, тяжелая жизнь без «Айфончиков», «Ютьюба» и «Вконтактика». А впереди их ждал выпускной, но это, как говорится, уже совсем другая история.

P.S. Спасибо за фотографии неизвестным авторам и «Вашей газете» из Нижнекамска.

Не забывайте лайкать:

Добавить комментарий

Copyright © 2013 – 2018 Александр Сальников Все права защищены.
Сайт использует тему «Деск Месс Мирроред» из «Бай Нау Шоп». | Соглашение об использовании сайта.