0

Wanted dead or alive, или мое первое Первое апреля

Автор: Александр Сальников, опубликовано 01.04.2017 в рубрике Личная жизнь

Весенний семестр отличается от осеннего тем, что именно на весенний приходится большинство праздников. 23 февраля, 8 марта, 1 мая, 9 мая, 12 июня — все это попадает на вторую половину учебного года. Но есть еще один праздник, который не входит в «официальную» обойму праздничных нерабочих дней по российскому законодательству, но который очень любим всеми студентами. День, в который практически официально можно официально повалять дурака на парах и поприкалываться над профессорско-преподавательским составом. Этот день — 1 апреля.

Дилемма.

Двадцать лет назад, будучи уже полноправными первокурсниками, мы решили отметить Первое Апреля «как полагается». Проще говоря, надо было кого-то подколоть из преподавателей. Очевидно, что подкалывать надо тех, кто ведет в этот день занятия.

Первое апреля приходилось на вторник, а по вторникам у нас была математика, которую все так же вел Евгений Иванович. Тут возникла дилемма: математика и философия в студенческой среде экономфака считались «проблемными» дисциплинами, из-за который народ вылетал — только в путь. Шутки с философом, как показала сессия, были плохи (забегая вперед, скажу: ровно через два года мы, забыв про жестокость и альтернативное сознание Философа, все-таки устроили Первое Апреля — но это случится только через два года…)

Шутить с Евгением Ивановичем (и тем более над ним) мы тоже опасались, причем еще больше, чем над Философом — все-таки ему еще два экзамена сдавать. Но вариантов не было — шутить-то надо, что же это за Первое Апреля без юродства…

Евгений Иванович.

Евгений Иванович был довольно требовательным преподавателем. Те, кто прошел через горнило зачета и двух экзаменов, математику знали ии помнили все формулы до конца дней своих (студенческих, разумеется). Вместе с тем, Евгений Иванович был еще и очень креативным преподавателем — я всегда удивлялся, как человек, молодость которого пришлась на сталинские репрессии и послевоенный голод, может быть таким жизнерадостным и абсолютно нестандартным.

Математику раньше учили три семестра. Второй по счету — изучение стохастического анализа и математической статистики. Большинство студентов эти темы ненавидят до посинения и рвотного рефлекса. Нам повезло — Евгений Иванович любил устраивать посреди лекционных занятий практику. Практику в самом настоящем смысле этого слова — он демонстрировал понятие «вероятность» на самых обычных предметах и процессах. Однажды мы кидали монетку, проверяя вероятность выпадения «орла» и «решки». Под 8 марта он принес карточки и разложил их чистой стороной вверх. Каждая девушка должна была выбрать карточку, после чего Евгений Иванович читал стих с «лицевой» стороны. Карточек было намного больше, чем студенток, и когда студентки закончились, Евгений Иванович собрал остатки карточек и убрал в портфель. «А остальное?» — послышались возгласы из зала. «А остального вы никогда не узнаете. Вероятность!» — сказал Евгений Иванович, и мы принялись считать ту самую вероятность выпадения того или иного стиха.

Предполагаю, что любимым «практическим занятием» во время лекций у Евгения Ивановича были карты. Нет, не географические — игральные. Тем более, что курс стохана и матстата предваряет краткий курс комбинаторики. Колода карт была вполне рядовым инструментом демонстрации и комбинаторных формул, и вероятности выпадения какой-либо комбинации. Ну и вообще я за свою жизнь не встретил ни одного математика, который бы не любил играть в преферанс.

Вот на основе этой колоды и решили стебаться.

ЖдунНедели за две до Первого Апреля несколько девушек предложили Евгению Ивановичу сфотографироваться — на память. Главным факапом на пути к фотосессии были две проблемы: дороговизна фотопленки и отсутствие фотостудии. Цифровая фотография еще только-только разрабатывалась в недрах «Кэнона» и «Кодака», а пленка была дорогой, и ее берегли: это сейчас 36 кадров можно «отщелкать» за секунду, а тогда — это был месячный, а то и годичный лимит фотографий среднестатистической российской семьи. Еще больше проблем доставляла обстановка — мы никак не могли найти место, где можно сфотографироваться на однотонном заднике с хорошим контрастом одежды. Вот эта вторая проблема была для нас важнее первой. Почему?

Да потому что потом нужно было вырезать Евгения Ивановича в «Фотошопе» с общей фотографии, причем вырезать надо было со скана фотографии, распечатанной с пленки в лаборатории «Фото-сервиса». Задачка была еще та, потому что бумага была либо ровным глянцевым говном, либо хорошей матовой, но «зернистой». Возились долго, а ведь потом надо было еще и сам «прикол» сверстать, а затем — распечатать, причем распечать так, чтобы фотография была видна.

Криатиффчег….

Все эти трудносты были успешно преодолены, и часов в семь утра по всему шестому корпусу Университета было развешано несколько десятков листов бумаги с одинаковым содержанием. Увы, оригинала ни в бумажной, ни в цифровой форме у меня не сохранилось, поэтому текст воспроизвожу по памяти:

ВНИМАНИЕ! РОЗЫСК!

Управлением внутренних дел по нашей области разыскивается особо опасный преступник-рецедивист, подозреваемый в создании подпольного казино в здании Университета. Особые приметы:

  • отзывается на имя «Евгений Иванович»;
  • читает стихи;
  • занимается математикой.

При попытке задержания может оказать сопротивление и поставить «двойку» в зачетку. Если вам что-либо известно о его местонахождении, просим незамедлительно сообщить по адресу: ул. Комсомольская, д. 3, каб. 100.

Ждун. Wanted Dead or Alive. $4000 Reward.Текст сопровождался единоличной фотографией Евгения Ивановича, которую мы вырезали из общей.

Старшекурсники еще до начала первой пары не раз заходили в нашу аудиторию — советовали всем потоком начать писать заявления об отчислении «по собственному».

Ровно в 0830 в аудиторию номер 301 вошел Евгений Иванович. Не сдерживая смех, он попытлся спросить: «Ну и кто автор?», но сам вопрос и наши ответы утонили в потоке дикого ржания сорока трех человек. После того, как все проржались и утерли слезы, Евгений Иванович попросил экземпляр себе «на память» с нашими автографами (еще один, как я понимаю, остался «на память» у Ирины Михайловны, которая тогда занимала пост декана экономфака). А потом…

А потом мы достали колоду и отсчитали из нее две красных и две черных — пару-то никто не отменял…

Не забывайте лайкать:

Добавить комментарий

Copyright © 2013 – 2018 Александр Сальников Все права защищены.
Сайт использует тему «Деск Месс Мирроред» из «Бай Нау Шоп». | Соглашение об использовании сайта.