2

«Евровидение-2017»: конкурс инвалидов или трэша?

Автор: Александр Сальников, опубликовано 14.03.2017 в рубрике Маркетинг территорий

Ровно десять месяцев назад я думал, что про песенный конкурс «Евровидение» я больше никогда писать не буду. Просто потому, что я уже все высказал в прошлый раз (см. «Ночь „Евровидения“: праздник со слезами на глазах»). Но жизнь, оказывается, еще та штучка — непредсказуемая абсолютно.

История «Евровидения»: как все начиналось.

«ABBA» с песней «Waterloo» на конкурсе Евровидения. 1974 год.

«ABBA» с песней «Waterloo» на конкурсе Евровидения.
1974 год.

А началось все еще в 1956 году, когда еще Евросоюз не делился на «старый» и «новый», а в евроинтеграцию, отсутствие границ и единую валюта никто не верил — слишком уж это все на сказку было похоже. Ну и чтобы эту сказку сделать былью, точнее говоря, приблизить момент перехода сказки в реальность (ну или реальности в сказку ;-) ), и придумали конкурс «Евровидение».

Конкурс решал вполне конкретные маркетинговые задачи. Раз мы строим светлое будущее единую Европу, то и известность исполнителей тоже должна быть европейской. Не немецкой, не французской, не английской, а именно общеевропейской. Победил (или хотя бы просто поучаствовал в конкурсе) — и тебя уже знают не только на родине, но и в десятке других стран.

Конкурс изначально был попсово-полтикорректным: никакой политики, альтернативной музыки, песен протеста. Голосовать за свою страну нельзя — отучаемся от национальных привычек ради евроинтеграции. Правила четко регламентируют внешний вид, возраст участников и еще кучу всякой мелочи. Собственно, конкурс того, что сейчас называется рафинированная политкорректная евро-попса — мало кто знает, что в 1973 году группу «ABBA» на «Евровидение» пустили, выпустив от Швеции какую-то песню про сиськи и письки.

Свою аудиторию трансляции конкурса имела, и довольно широкую. Попадание на конкурс давало свои результаты: наутро после трансляции исполнитель просыпался знаменитым, а кривая продаж дисков резко устремлялась вверх.

История «Евровидения»: трансформация.

Продолжалась песенно-пиарная идиллия недолго — лет тридцать. В конце восьмидесятых в странах восточного блока прошли «бархатные революции» и началась декоммунизация Восточной Европы. Кто-то посчитал, что будет политкорректным пригласить бывшие соцстраны на конкурс «Евровидение». Сказано — сделано.

Правда, никто из организаторов конкурса не подумал, что вся попса в комунистических странах была идеологизированной, причем настолько, что вызывала стойкий рвотный рефлекс у слушателя — достаточно вспомнить Козбона с чем-то там пропахшим похером, тьфу, порохом.

Короче говоря, конкурс начал скатываться в унылое говно. После того, как к конкурсу присоединились пятнадцать бывших республик бывшего СССР, говно окончательно взяло верх: на сцену «Евровидения» попали Филька и Алка. Принцип голосования «одна страна — один голос» без учета населения этих стран привело к тому, что «старый» Евросоюз потерял контроль за конкурсом, решения о победителях де-факто стало приниматься вообще не членами ЕС. Ну и ядро аудитории тоже перекочевало на восток, и конкурс — по-хорошему — нужно было переименовывать в «Бывшесоветсковидение».

Новый виток говна полился с экранов в начале нулевых. Именно тогда несколько царьков, по недоразумению оказавшихся в креслах президентов некоторых стран бывшего СССР, решили, что «Евровидение» — конкурс политический. Не проголосовал сосед за нас — значит, не уважают, надо какие-нибудь экономические санкции ввести. А оставшихся евро-зрителей стали терзать повторами: сколько раз певец ртом Дима Еблан ездил, пока победу ему не продавили?..

История «Евровидения»: эпоха трэша.

После того, как певец ртом Дима Еблан и фигурист ногами Женя Плющенко таки выиграли «Евровидение», кто-то в России решил, что победу теперь надо всегда отдавать российским исполнителям. А если не отдают — это заговор мировой закулисы, которая не хочет смириться с доминированием «великой и прекрасной России». Достаточно вспомнить, сколько фекалий лилось по поводу победы в прошлом году на «Евровидении» украинской исполнительницы.

Логотип конкурса «Евровидение» 2017 года

Логотип конкурса «Евровидение» 2017 года

И вот почти год спустя я читаю в новостях: Россию на конкурсе песни «Евровидение» в 2017 году будет представлять… певица-инвалид. Самая настоящая — у нее заболевание, из-за которого она вынуждена передвигаться исключительно в инвалидной коляске. Сначала я не поверил своим глазам: сегодня вроде бы не 1 апреля для такого стеба.

Но это был не первоапрельский стеб — это была реальность. Россию действительно будет представлять инвалид. Немного погуглив и подумав, я понял, почему выставили именно инвалида.

Во-первых, у девочки есть более серьезное заболевание, нежели отказавшие ноги. У нее патриотизм головного мозга в терминальной стадии — достаточно почитать ее отзывы на около-политические темы. В советские времена про таких говорили: идейно выдержанная.

Во-вторых, девочка успела съездить в Крым после весны 2014 года. С точки зрения украинского законодательства это является преступлением. Такого человека можно просто не пустить на территорию Украины, а если участника нет — то страна конкурс автоматически проигрывает.

Из этого вытекает и третья причина для выбора: можно давить на жалость — «ну дайте же нам, сирым и убогим, первое место». А если инвалид проиграет, то можно развернуть пропагандонскую кампанию — вот такая Гейропа бездуховная, нашего инвалида обидели. Если украинцы ее не пустят — тоже все злые, не пустили по указанию из Вашингтона и т. д. и т. п. Кампании эти будут исключительно внутрироссийскими, а отечественные зрители «Евровидения» настолько патриотичны, что смотрят исключительно «Первый канал» и в интернетах не сидят.

Ситуация, мягко говоря, мерзкая и противная. Подобное использование инвалидов было придумано советским криминалитетом еще в сороковых годах прошлого века. Инвалидов после войны было много, государство их не особо жаловало — вот их и заставляли совершать преступления, в основном, кражи. Сможет инвалид украсть — хорошо, получай процент от украденного. Сорвалась операция — кричи «Инвалида бьют!», ибо народ-то был сердобольный, да и у каждого, наверное, был хотя бы дальный родственник, который вернулся с войны покалеченным. Через несколько лет население стало понимать, что к чему, и инвалидов стали опасаться: фраза из гайдаевского фильма «Где этот чертов инвалид?» не на пустом месте возникла…

Выводы, прогнозы, рекомендации.

В этой ситуации меня удивляет позиция самого «Евровидения». Нет, я, конечно, понимаю, что организаторам все равно, из какой страны идет поток SMS-ок во время голосования — деньги-то не пахнут. Но в правилах же есть пункт, детей выпускать нельзя — дабы не давили на жалость своим возрастом. Почему до сих пор нет пункта о давлении на жалость со стороны исполнителей с ограниченными возможностями? Ну или как вариант — пусть все поют из-за ширмы, а покажут исполнителей только после объявления результатов голосования.

Ну а российскому комитету «Евровидения» хочется указать на недоработки. Посылать надо было не одну девочку-инвалида, а целую команду. Дуэтом выставить слепую Диану Гурцкую, на подтанцовку выпустить безногого танцора, который победил в каком-то дебильном конкурсе на «Первом канале», а на подпевку пригласить целый хор немых. Хотите устроить трэш — не стесняйтесь…

Не забывайте лайкать:

Комментариев: 2

  • ну могли бы еще проводить «параевровидение» для «людей с необычными возможностями», «гейвидение» для «людей необычной ориентации» и какое нибудь ещё «видение»

  • Александр Сальников:

    Могли бы. Детский конкурс у них есть, и сделан специально, дабы не давили на жалость маленьким возрастом.

    С другой стороны, инвалид в Европе считается полноценным человеком — для них и пандусы есть, и лифты, и автобусы с функцией книлинга. И работу им положено давать, если нет специальных медицинских требований. Поэтому делать специальную Олимпиаду специальный конкурс «Евровидение» нельзя — типа дискриминация инвалидов.

    Ну а геи прочие товарищи с «не той» ориентацией… Эти вообще считаются людьми без ограничений. И по статистике представители LGBTI-сообществ и выигрывали, и проигрывали «Евровидение». За «Гейвидение» по судам организаторов затаскают.

    Вот и получается, что единственное решение — петь за ширмой, а на сцене поставить экран и показывать клип нейтрального содержания без изображения артиста. Ну или вообще устроить конкурс клипов в интернете без аренды физически существующего зала — технологии сейчас позволяют.

Добавить комментарий

Copyright © 2013 – 2018 Александр Сальников Все права защищены.
Сайт использует тему «Деск Месс Мирроред» из «Бай Нау Шоп». | Соглашение об использовании сайта.