0

Запрет на образ

Автор: Александр Сальников, опубликовано 17.07.2017 в рубрике Маркетинг территорий

В далеком 1942 году житель блокадного Ленинграда взял фотоаппарат и пошел гулять по городу. «Гулять», конечно, громко сказано — город был завален снегом, а прогулки прерывались регулярными бомбежками и артобстрелами.

Кроме того, такая прогулки изначально была безумством. Дело в том, что с началом блокады в городе были запрещены частные фотоаппараты — они должны были изыматься органами НКВД. Фотографировать блокадный город можно было только специально подготовленным фотокорреспондентам газет, да и то их снимки проходили жесткую цензуру. Получается, что прогулка с нелегальным фотоаппаратом — это огромный риск. Любой сосед или прохожий мог настучать «куда надо» — и короткая прогулка по блокадному городу превращалась в ежедневные прогулки на свежем колымском воздухе.

Так, собственно, и произошло. Фотограф-любитель успел сделать только три снимка. Кто-то стуканул, человека арестовали и дали пять лет лагерей под Соликамском по 58-ой статье как вражескому шпиону. Из лагерей фотограф не вышел — умер практически сразу после этапа. Звали его Александр Никитин.

Через шестьдесят лет другой Никитин — Владимир — обнаружил в архивах КГБ отпечатки тех трех снимков. Они были неоднократно опубликованы в профильных изданиях и сейчас считаются единственными «неофициальными» фотографиями блокадного Ленинграда — ведь фотоаппаратов в частном пользовании официально не было, да и горожанам в то время было как-то не до «фоточек».

Через несколько лет к Владимиру Никитину (кстати, не родственник Александра) присоединился Максим Шер. Вместе они раскопали всю биографию Александра Никитина, от следили судьбу снимков и подготовили выставку «Запрет на образ». А вот на пути этой выставки к зрителю внезапно появилась Китайская стена. Или, скорее, Железный Занавес.

В РОСФОТО Максиму Шеру заявили, что блокада может иллюстрироваться исключительно снимками военных корреспондентов. Остальные, получается, снимали не то и не так, и не блокаду вообще.

Затем Шер обратился в музей ГУЛАГа: выставка им подходит идеально — частные фотографии против монополии тоталитарной власти на информацию. Ответ директора обескуражил: выставку показать невозможно. Причина: Никитин осознанно нарушил запрет на частные фотоаппараты и заслуженно получил срок как иностранный шпион, а государственный музей (учредитель — московская мэрия) не может делать выставки, посвященные государственным преступникам.

Вот он, имидж современной России: музей ГУЛАГа официально признает законность и справедливость 58-ой статьи. Кафка отдыхает…

Не забывайте лайкать:

Добавить комментарий

Copyright © 2013 – 2018 Александр Сальников Все права защищены.
Сайт использует тему «Деск Месс Мирроред» из «Бай Нау Шоп». | Соглашение об использовании сайта.