0

Первая советская реклама

Автор: Александр Сальников, опубликовано 27.11.2021 в рубрике Печатная реклама

Почти целую неделю я томил всех в ожидании рассказа о первой советской рекламе. Как вы уже знаете, 21 ноября 1921 года газета «Известия» объявила о приеме коммерческой рекламы для публикации на своих страницах. Это стало следствием введения в стране НЭПа — новой экономической политики, который предусматривал свободу экономических отношений и, как следствие, свободное распространение рекламы. Пионером новой отрасли — рекламной — решено было сделать газету «Известия».

Пять дней редакция газеты собирала заявки. Почему пять? Сложно сказать. Во-первых, видимо, ждали, когда наберется заявок на целую полосу. Целая полоса рекламы — это упрощение верстки, которую в то время делали вручную наборным шрифтом. Во-вторых, есть подозрение, что для части рекламы делали клише по набранному из типографской кассы образцу. Клише удобно с технической точки зрения: его можно вставить в любой номер газеты, если клиент заплатит еще раз. Ну и размеры клише известны, что, опять же, упрощает верстку. Правда, клише надо еще изготовить, а перед этим — набрать текст объявления и «украшательства» из кассы. В общем, гадать можно долго, лучше посмотреть на результат. Вот она, газета «Известия» ровно сто лет назад:

Газета «Известия» 27 ноября 1921 года (№ 267), стр. 4. Первая советская реклама.

Газета «Известия» 27 ноября 1921 года (№ 267), стр. 4. Первая советская реклама.

Да, целая полоса рекламы. Ее все еще стыдливо задвигают на последнюю полосу, но, тем не менее, она есть, и ее много — целых 46 (сорок шесть) коммерческих объявлений (кстати, прежние «извещения» никуда не исчезли — они просто «переехали» на третью страницу газеты).

Кто же был первым? А вот кто:

Газета «Известия» 27 ноября 1921 года (№ 267), стр. 4. Первая советская реклама: Государственный банк РСФСР.

Газета «Известия» 27 ноября 1921 года (№ 267), стр. 4. Первая советская реклама: Государственный банк РСФСР.

Да, первой легальной советской рекламой стала реклама Государственного Банка РСФСР, который был создан незадолго до этого — 15 октября 1921 года.

И тут, собственно, возникает вопрос: а зачем Госбанку реклама? Не было ли это просто распилом бабла? Нет. И вот почему.

До марта 1924 года эмиссию денег в стране осуществлял Наркомфин — Народный комиссариат финансов (по-русски — министерство). Деньги советская власть хотела отменить, но не получалось, поэтому для них были придуманы всякие эвфемизмы типа «расчетный знак» или «советский знак». Сокращенно деньги новых властей называли совзнаками, а номинировались они традиционно — в рублях. Поскольку коммунисты много чего наобещали и даже начали это выполнять, требовались расходы. Расходами, как и вообще бюджетом страны, заведовал Наркомфин, который к проблеме доходов подошел с революционной простотой — а давайте напечатаем столько денег, сколько нам нужно. И печатали. Правда, законы рыночной экономики, в отличие от законов Российской Империи, отменить невозможно, и безудержное печатание денег обернулось дикой инфляцией — в полном соответствии с уравнением Фишера. Золотые и серебряные монеты «царской» чеканки исчезли в нычках до лучших времен, а банкноты новая власть не успевала печатать. В ходу даже были такие монстры, на которых было написано «сто рублей», а нулей было пять — на сто тысяч рублей. Иногда даже не утруждались разрезкой типографских листов на отдельные банкноты — так и платили единой бумажкой размером примерно метр на метр. Классический пример таких банкнот описан в «Докторе Живаго» Б. Пастернака:

— […] Будем оба ходить на службу. Каждый месяц получать жалованье миллиардами. У нас до последнего переворота были в ходу сибирские кредитки. Их аннулировали совсем недавно, и долгое время, всю твою болезнь, жили без денежных знаков. Да. Представь себе. Трудно поверить, но как-то обходились. Теперь в бывшее казначейство привезли целый маршрут бумажных денег, говорят, вагонов сорок, не меньше. Они отпечатаны большими листами двух цветов, синего и красного, как почтовые марки, и разбиты на мелкие графы. Синие по пяти миллионов клетка, красные достоинством в десять миллионов каждая. Линючие, плохая печать, краска расплывается.
— Я видел эти деньги. Их ввели перед самым нашим отъездом из Москвы.

Но в марте 1921 года ввели НЭП, и перед страной возникла задача нормализации денежных отношений. Кроме того, стало понятным, что без внешней торговли не обойтись, а кто будет торговать со страной, в которой деньги линяют не в переносном, а в самом прямом смысле этого слова?

Было решено заменить старую валюту — рубль совзнаками — на новую — советский червонец. Предполагалось, что червонец будет обеспечен золотом и прочими ценностями, а эмитировать его будет новый Государственный банк, причем исходя из величины золотого запаса. Таким образом, получался независмый от правительства центральный банк, а само правительство становилось обычным экономическим агентом, который вынужден балансировать свои расходы и доходы.

Новой валюте и новому Госбанку требовалась поддержка населения, поэтому и была запущена широкая рекламная кампания. Пик ее пришелся на 1923 – 1924 годы, а в 1921 году решили начать с малого — приучить народ к словосочетанию «Государственный банк РСФСР», ведь именно под этим брэндом будут эмитироваться будущие советские червонцы.

Конечно, исполнение страдало. Ни о каком креативе говорить не приходится, да и типовые схемы с завязками-развязками тогда были совем не типовыми, поэтому прямолинейность в стиле «мы продаем вот этот продукт» — характерная черта всей рекламы «ревущих двадцатых». А вот с технической стороны можно, конечно, было и постараться — рамочки поставить, текст оформить разными шритфами, логотипчик поставить. Да, буйную фантазию в газетной рекламе столетней давности не проявишь, но хоть что-то выходящее за рамки типичного газетного набора можно было изобразить (и примеры всенепременно будут).

Стоимость размещения можно оценить снизу: реклама занимает две колонки (1/4 полосы) по ширине и 2/3 по высоте. Исходя из действовавших на тот момент расценок на публикацию рекламы в газете «Известия» получаем, что Госбанк РСФСР заплатил 21 200 000 рублей совзнаками 1922 года, что эквивалентно 36 долларам 04 центам сегодняшнего дня. На самом деле, конечно, с них взяли немного больше — набор нестандартный, возможно, пришлось делать клише (реклама будет неоднократно повторяться в следующих номерах «Известий»), но сам факт размещения рекламы столь крупного формата в общенациональной газете за 40 — 50 долларов — это вещь совершенно невообразимая в современных условиях. Я бы от такой не отказался.

Про охваты, рейтинги и оу-ти-эсы ничего не скажу. В советское время никто ничего не измерял, да измерять-то толком в двадцатые еще не умели. Тираж — 275 000 экземпляров, распространялся большей частью в европейских губерниях РСФСР, дальше — считайте (или предполагайте) сами.

Ну и в конце — маленький интересный факт. Смотрим на адрес: Москва, ул. Кузнецкий мост, 9. Госбанк СССР, а потом и ЦБ РФ всегда располагались на Неглинной, дом 12. Там даже здание было построено специально для банка еще в конце XIX века. А тут — какой-то левый адрес. Получается, что главное здание некоторое время пустовало, а вновь созданный банк временно посадили в первый попавшийся свободный дом (сейчас это дом 16 на Кузнецком мосту, и до 1918 года там тоже был банк). Потом главный офис переместился туда, где он должен быть (на Неглинную), а во временном офисе сделали контору по Московской губернии. Вот такие перемещения банков в пространстве.

Какая еще реклама была опубликована в тот день — узнаете скоро. Буквально завтра, в это же время.

Не забывайте лайкать:

Метки: , , , , , , ,

Добавить комментарий

Copyright © 2013 – 2022 Александр Сальников Все права защищены.
Сайт использует тему «Деск Месс Мирроред» из «Бай Нау Шоп». | Соглашение об использовании сайта.