0

Советская реклама: аккредитив сберегательной кассы

Автор: Александр Сальников, опубликовано 19.05.2021 в рубрике Прочая реклама

Продолжаем перебирать конверты советских грампластинок середины прошлого века. На многих из них — внезапно! — обнаруживается реклама, и тогда этот конвертик становится предметом обсуждения в моем блоге. Ну а если рекламы на конверте нет, то нафиг такой конверт нужен? Содержимое-то слушать невозможно — сплошная кобзонятина…

Сегодня мы посмотрим на очередной конверт, наверно, самый странный в моей коллекции рекламы на конвертах грампластинок. Вот он:

Реклама на конверте граммофонной пластинки: «Аккредитив сберегательной кассы» СССР, предположительно 1950-ые годы.

«Что же тут странного?» — спросит неподготовленный читатель. — «Вроде типичная реклама сберкасс…» На самом деле не типичная, да и много чего еще всплывает, если вдумчиво эту рекламу прочитать.

Для начала вспомним, а часто ли вы видели рекламу аккредитивов, да еще и советских? Я — нет, хотя аккредитивы появились вместе с Советским Союзом.

В СССР существовали аккредитивы Госбанка и аккредитивы сберкасс. Первые появились в 1921 году, вместе с НЭПом (то есть почти за два года до создания СССР), и предназначилсь они для организаций всех видов. Вторые начали выдавать в 1929 году, и только гражданам — вот такое разделение рынка было.

Зачем вообще были нужны эти аккредитивы? А нужны они были для безопасности. В экономике той поры значительную долю занимали расчеты наличными — даже между организациями. НЭП количество организаций увеличил, да еще и провозгласил свободу экономических связей. Допустим, открывает московская контора по заготовке рогов и копыт филиал в далеком городе Арбатове. У кого она будет закупать рога и копыта? Правильно, у крестяьн, которых тогда еще не согнали в колхозы. А крестьяне за сданные рога и копытах хотят получить наличку, потому что банков в их деревне не будет еще сто лет. Получается, что из Москвы в Арбатов нужно везти деньги, например, сто тысяч советских червонцев. Кто в здравом уме и твердой памяти такую сумму повезет? Случись что — не расплатишься, типичная зарплата — рублей сорок – семьдесят золотом. Вот тут-то и нужны аккредитивы. Банк в Москве эти аккредитивы выдает, в Арбатове — забирает и выдает наличность. Получить деньги можно только по паспорту, потому что аккредитив именной (либо по нотариальной доверенности с указанием номеров аккредитивов). Украли аккредитив или он потерялся — неприятно (потому что восстановить его можно только в отделении, которое его выдало), но не смертельно (деньги по нему никто не получит). Сберкассы выдавали такие же аккредитивы, но исключительно физическим лицам — например, на случай путешествия или переезда в другой город.

Теоретически, эта услуга должна была стать очень популярной и востребованной. На практике, как всегда, забыли про овраги. А оврагов оказалось ой как много.

Для начала, все забыли, что отделения Госбанка и сберкассы распределены по территории страны крайне неравномерно. Это в Москве сберкассы были на каждом углу. А в глухих сибирских деревнях? Там некоторые финансовые услуги оказывали почтовые отделения, но с аккредитивами могли работать только банки. Получается, что клиенту с этим аккредитивом надо ехать в город (что по сибирским расстояниям уже является высокорисковым путешествием), а потом — возвращаться с пачкой денег через лес, который кишит залетным бандитами и местными гопниками. Ну и где тут обеспечение безопасности?

Во-вторых, советская власть предусмотрела суровые наказания за подделку денег (что логично) и ценных бумаг (что тоже логично) — вплоть до расстрела. Однако, в список ценных бумаг забыли включить аккредитивы, поэтому подделка аккредитивов рассматривалась как подделка прочих документов — при плохом раскладе можно было получить «двушечку», при хорошем — условник. По сравнению с наказанием за подделку денег — это вообще отсутствие наказания. Вот и подделывали аккредитивы все, кому не лень. Тем более, что защиты типа водяных знаков, орловской печати и т. п. у бланков аккредитивов не было от слова «совсем». Аккредитивы Госбанка (т. е. выдаваемые организациям) иногда еще при получении денег проверялись по телеграфу — если сумма большая, и рядом с отделением банка есть телеграф. Аккредитивы сберкасс не проверялись никак. Время от времени случалась очередная волна поддельных аккредитивов, предъявленных к оплате, милиция иногда находила «авторов» подделок, спустя какой-то промежуток времени история повторялась, часто — с теми же «авторами».

Начальство сберкасс неоднократно требовало от Наркомфина (потом  — Минфина) запретить аккредитивы, хотя бы частных лиц, но каждый раз получало отказ. В конце концов, банкиры перешли к стратегии: раз нельзя запретить аккредитивы, будем о них молчать. И в свете этой стратегии появление рекламы аккредитивов, да еще и для частных лиц, выглядит крайне удивительным.

А еще давайте посмотрим на мужика, который нарисован в рекламе. Правда он смахивает на гея? Вот так изображали разных актеров в 1930 – 1940-ых годах. Любой актер и в кино, и на фотографии выглядел как гей, собравшийся в бар «Голубая устрица», — вне зависимости от того, кого он шпилит или кто шпилит его. Дело в том, что кинопленка в то время мало того, что была черно-белой, она еще была малочувствительной. Для нормального изображения приходилось увеличивать количество света на съемочной площадке, но при этом раскрашивать актеров, чтобы вместо лица не получалось белое пятно. Раскрашенные аки индейцы женщины еще немного были похожи не женщин, а мужчины превращались… Ну все поняли, да. Кроме кино актеров еще фотографировали — на афишы, на плакаты разные, в газеты. С фотографией дело было чуть лучше: если пленка (точнее, пластинка) имела низкую чувствительность, то проблему можно решить длительной выдержкой и сильной вспышкой. Но раз актер в фильме был раскрашен, значит, и на фотографии он должен быть таким же. А потом эта тенденция раскрашивать мужиков для фотографии распространилась вообще на всех, а не только актеров (высших чиновников, правда, не трогали — фотографировали как есть).

После Второй мировой войны с кинопленкой стало лучше: появилась цветная, и чувствительность стала выше, поэтому где-то с начала 1950-ых годов специальную «боевую» раскраску на актеров наносить перестали, и мужиков тоже стали изображать как мужиков, а не как геев. Получается, что данная реклама выпущена не позже первой половины 1950-ых годов.

Однако, в тексте есть предложение получить деньги по аккредитиву частями. В конце 1940-ых – начале 1950-ых таких аккредитивов сберкасс не было — использовались два номинала бланков: на 600 рублей и на 3000 рублей, соответствено, и получить по ним можно было либо 600, либо 3000 рублей. Аккредитивы на произвольные суммы (но не более 500 рублей) и аккредитивы с купонами для появились в 1960 году вместе с новой инструкцией. Купоны были только у аккредитивов на 300 и на 500 рублей, по каждому можно было получить 20% от номинала (т. е. 60 или 100 рублей). Аккредитив на произвольную сумму обналичивался только полностью. Получается, что либо реклама была выпущена в 1960 году (а что тогда делать с геем?), либо… Либо горе-копирайтер не понял сути услуги. Возможно, что ему рассказали еще и о госбанковских аккредитивах, и в голове после этой беседы получилась каша, частичку которой он и выплеснул на данный рекламный конверт…

Что там было — теперь мы уже никогда не узнаем. Поэтому предлагаю просто датировать эту рекламу началом 1950-ых годов — все-таки графика больше подходит для той эпохи…

Не забывайте лайкать:

Метки: , , , , ,

Добавить комментарий

Copyright © 2013 – 2022 Александр Сальников Все права защищены.
Сайт использует тему «Деск Месс Мирроред» из «Бай Нау Шоп». | Соглашение об использовании сайта.