0

Экономика копирастии

Автор: Александр Сальников, опубликовано 26.01.2020 в рубрике Общеэкономическое

Читал намедни журнал «Столица». Нет, не в подлиннике — известный блоггер Андрей Мальгин, он же — бывший совладелец и главный редактор этого журнала, выкладывает в своем ЖЖ статьи, опубликованные ровно двадцать пять лет назад. В этот раз он выложил статью Игоря Мальцева «Люди Флинта песенку поют».

Статья, в оригинале опубликованная в январе 1995 года, повествует о тяжелой жизни видео-пиратов. Именно тогда в Москве их начали потихоньку выдавливать с рынка — собственно, статья как раз о «мягком» периоде «наездов» на пиратскую индустрию.

Началось же видео-пиратство еще в СССР. Уважать авторские права в Советском Союзе было не принято. Настолько, что общенациональные каналы без зазрения собственности ставили в заставках «импортную» музыку — вспоминаем Алана Парсонса, группу «The Ventures» и Мари Лафоре. Не вспомнили? Правильно, но музыку их слышали. Часть государственно-пропагандистких песен тоже были киркоренными — да-да, «Марш авиаторов» и «Вставай, страна огромная» написаны, мягко говоря, не теми людьми, которые выдавали себя за авторов. В общем, государственные традиции киркоренья в этой стране давние — больше ста лет. 😉

В восьмидесятые в СССР повезли видеомагнитофоны. Поначалу такие аппараты считались элитной техникой — японский видеомагнитофон на черном рынке или в комиссионом магазине стоил дороже «Жигулей». Но купить видеомагнитофон мало, без кассет с фильмами он будет простаивать в углу. А где взять кассеты с фильмами, если государство их не выпускает в принципе? Правильно, переписать у другого владельца видеомагнитофона — технология, известная еще с эпохи бардов, в те годы она называлась «магнитиздат» по аналогии с самиздатом.

Восьмидесятые известны не только тем, что в СССР появились частные видеомагнитофоны. В те же восьмидесятые началась Перестройка и либерализация экономики — начали понемногу разрешать частный бизнес. Одним из первых было легализовано копирование аудиовизуальой информации — да-да, советское правительство — то ли по недосмотру, то ли умышленно — легализовало свободное копирование музыки и кино. 😉 Эффект не заставил себя долго ждать — видеосалоны, пункты проката и копирования начали расти как грибы после дождя.

Первый расцвет пиратства пришелся на 1992 год: к этому времени потребители обзавелись достаточным количеством техники, и спрос на кассеты с фильмами резко возрос по сравнению с восьмидесятыми. Пиратский бизнес был довольно прост: покупаем десяток – другой видеомагнитофонов, несколько коробок чистых кассет — и… понеслось! Вставили кассету с оригиналом в «отдающий» видеомагнитофон, чистые кассеты в десяток «принимающих», жмем на кнопки, через три – четыре часа процедура повторяется. Мечта всех видеопиратов — аппарат наподобие «Amstrad Double Decker DD8904», который умел писать сразу две кассеты; большинство же обоходились обычными видеомагнитофонами — их ставили на самодельные полки, сколоченные из реек и фанерки.

Пиратские кассеты на полках ларька. Судя по названиям фильмов, конец 1994 г. или начало 1995 г. Кассета с номером «8» — с порнухой. Догадайтесь, почему. ;-)

Пиратские кассеты на полках ларька. Судя по названиям фильмов, конец 1994 г. или начало 1995 г. Кассета с номером «8» — с порнухой. Догадайтесь, почему. 😉

Такие фабрики по переписыванию кассет могли работать круглые сутки. Обычная конфигурация — четыре пишущих магнитофона на один воспроизводящий, за сутки такая комбинация выдавала от 24 до 32 кассет, на каждой из которых было по два фильма плюс «дописка» — мультики, клипы или сценки «для взрослых». Параллельно в той же комнате на какой-нибудь убитой «Ятрани» или «Москве» печатали этикетки. Работали на «фабриках», как правило, студенты — работка нетяжелая, главное, не запутаться в кассетах и наклейках.

Фотография из журнала «Столица». Вот так «этикетки» на кассетные коробки клеили только в Москве. Верхний ряд — самые «почитаемые» кассеты, изготовлены TDK.

Фотография из журнала «Столица». Вот так «этикетки» на кассетные коробки клеили только в Москве. Верхний ряд — самые «почитаемые» кассеты, изготовлены TDK.

Оригиналы покупали в Москве, с уже готовым переводом Володарского, Горчакова или Михалева. Их голоса стали символом той эпохи — конца восьмидесятых – начала девяностых. Глядишь на список переведенных фильмов — и думаешь: а они вообще когда-нибудь спали? Такое ощущение, что они сидели по 24 часа в сутки и переводили, переводили, переводили… Впрочем, тогда об этом не думали, просто слушали, а цитаты из переводов типа «… и ва-а-аста-а-ал Терминатор, твою мать, из зада ядерного пекла» и «расскажу-ка вам историю, ребята, привели ко мне трех миленьких девчат, все они были как иххха мать, иххха мать была известна…» ушли в народ. А вот как «оригиналы» появлялись в Москве — это большой вопрос. Старые фильмы, разумеется, просто покупали в Европе и привозили в Россию. А «свежачок» иногда «выходил» в России раньше, чем его успевали смонтировать в Голливуде. Самый известный пример — «Водный мир», который пошел в американских кинотеатрах 28 июля 1995 года, а у нас его уже продавали осенью 1994-го. 😉

Продажа кассет на рынках. Начало 1990-ых годов. Все, что видно на фотографии, — нелицензионное.

Продажа кассет на рынках. Начало 1990-ых годов. Все, что видно на фотографии, — нелицензионное.

В 1995 году гайки потихоньку начали закручивать. Сначала — в «мягком» варианте и только в Москве: просто пытались договориться с владельцами ларьков о распространии легальных копий вместо пиратских, просто обещая «неприятности». Собственно, статья в «Столице» об этом и была. В Ярославле 25 лет назад по части борьбы с пиратами вообще было глухо.

Потом, правда, пиратов начали реально прижимать, и уже по всей стране — «от Москвы до самых до окраин». Нелицензионные кассеты начали изымать, давить бульдозерами и показывать это все по телевизору. Закончилось это тем, что пираты стали писать по одному фильму на кассету, «дописки» исчезли, кассеты стали упаковывать в коробочки, похожие на фирменные. А внутри… Внутри было то же самое. 😉 Помню, как в 1998 году по группе ходила кассета с «Титаником» — снаружи все «фирменное», даже в полиэтилен была запаяна. Вставляешь, начинаешь смотреть, а там голосом Володарского: «И э-э-эттта был па-а-аследний, тва-а-аю ма-а-ать, день, ка-а-агда-а-а „Титттаник“ ви-и-идел, тва-а-аю ма-а-ать, ра-а-асвет».

Кассеты конца 1990-ых – начала 2000-ых. С виду в «фирменных» коробочках, но это почти наверняка «пиратка».

Кассеты конца 1990-ых – начала 2000-ых. С виду в «фирменных» коробочках, но это почти наверняка «пиратка».

В начале нулевых поменялась технологическая база: от VHS отказались, потому что все пересели на DVD. Пиратить DVD было несравненно проще, быстрее и дешевле: их печатают на заводах, почти как фотографии в мини-лабе. Одна вспышка ультрафиолета — и диск готов, никакого четырехчасового ожидания и присматривающих за процессом студентов. В конце концов, можно было записать диск на пишущем DVD приводе — это занимало минут пятнадцать.

К концу нулевых на необъятных просторах этой страны появился безлимитный интернет, и пиратство приняло новые формы: все стали качать фильмы (и музыку) с торрентов. Торренты стали необычайно популярны: во-первых, это было бесплатно. Вообще. Качай — не хочу. Во-вторых, на торрентах можно было найти что угодно — во всех смыслах этого слова: и артхаус, и немое кино, и «веселые фильмы» любой направленности.

Каждый раз, как только менялась технология, борцуны с пиратами пытались бороться. Кассеты изымали, DVD тоже изымали, торренты пытались блокировать на уровне провайдеров. В десятые дистрибуторы пытались сделать легальную альтернативу: он-лайн кинотеатры. На самом деле это был сизифов труд: каждый раз пираты либо находили способ пиратить дальше (и больше!), либо анти-пиратские меры были бесполезными изначально. Так, после блокировки крупнейшего торрент-трэккера «Рутрэкер» Роскомнадзор громогласно заявил, что посещаемость этого сайта упала на 30%. Ау, ребята! Падение на 30% — это просто отсев «мусора», пользователей которые не могут нормально торрент-клиент настроить. Их и в старые времена банили пачками. 😉 Вот так.

А теперь немного посчитаем денюжки. В начале девяностых лицензионная кассета с фильмом стоила… Ну пусть будет $30. Чистая кассета — $1 и ее копирование — $1. Пираты при тех издержках выпускали два фильма на кассете, продавая ее за $4. Допустим, что в России живет 1000 человек, а некий дистрибутор взялся продавать здесь 24 голливудских фильма в год. Если принять соотношение «лицензионки» и «пиратки» 1:50, несложно подсчитать, что дистрибутор получит $13400 валовой прибыли от тиражирования, из которой нужно будет заплатить голливудским правообладателям за лицензию. Прирост ВВП при продаже 480 лицензионных копий и 23520 пиратских составит $22560.

В 2020 году правообладатели искоренили пиратство и все 1000 человек населения смотрят кино в онлайн-кинотеатре с нулевыми издержками на тираживание (на самом деле сервера далеко не бесплатные). Погуглил, оказалось, что кино частенько продают по 49 рублей за неограниченное количество просмотров. 49 рублей — это $0,80. Проще говоря, пираты теперь не получают ничего, а правообладатели — $19200. Прирост ВВП — $19200.

Но не забываем, что у доллара тоже есть инфляция, и $1 двадцатипятилетней давности эквивалентен примерно $1,81 сегодняшним. Получаем, что в долларах начала девяностых сегодняшняя прибыль дистрибутора — $10607, что на $2833 меньше, чем при комбинации «лицензионка + пиратка», а ВВП снизился в 2,12 раза.

Если же вспомнить, что на самом деле пиратят до сих пор, и пиратят немало, то картина становится еще более абсурдной — боролись за тотальное отсутствие пиратства и снизили себе прибыль в разы. Офигенная бизнес стратегия. Поздравляю, товарищи копирасты! Верной дорогой идете!

Не забывайте лайкать:

Метки: , , , , , ,

Добавить комментарий

Copyright © 2013 – 2020 Александр Сальников Все права защищены.
Сайт использует тему «Деск Месс Мирроред» из «Бай Нау Шоп». | Соглашение об использовании сайта.